Вернуться к списку фантастики

Фантастика-2000

КАПИТАН   ЗЕРО:   ПОДВИГИ   И   ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Эпизод 260. Ядерная чума

Жорэс де Кобордо, Москва, 2017 г. (Выпуск 002)

Планета Друлл, звездная система Атолл Кербеля, космопортАнкоратон.

Мой звездолет мягко приземлился на поле космодрома.

Я один свою парадную… гм, ну будем считать, что свою… временно… форму полковника Галактической Полиции Кройза фон Шварцеграббера.

Бортпроводники с почтением, охранники – отдав честь, проводили меня в спецзал для прохождения сотрудников Галактической Полиции.

- Приятного дня, - поздоровался со мной дежурный офицер полиции. – Майор Никкен, с кем имею честь?

- Полковник Кройз фон Шварцеграббер. Есть сведения, что у вас на планете орудует знаменитый галактический пират – Капитан Зеро.

- Черт, только его нам не хватало… - расстроенно пробормотал майор, проводя моей служебной карточкой по спецтерминалу для регистрации прибытия.

Внезапно взвыли сирены – охранная система объявила тревогу.

Мы с майором бросились к виртуальному экрану обзора. Виртуальный экран представлял собой изображение, появляющееся в воздухе перед серой однотонной стеной.

При необходимости такое изображение делится на сегменты, каждый из которых отображает необходимый фрагмент информации

На главном сегменте был крупным планом космический корабль «Дюна», прогревающий дюзы и собирающийся взлететь.

- Вылет запрещаю! Вылет запрещаю! – надрывался диспетчер на правом вспомогательном сегменте.

- Несанкционированное вскрытие корабля! Несанкционированный запуск двигателей! – это было сообщение с охранной системы взлетающего корабля.

Оно исчезло, на экране появилась ухмыляющаяся рожа с повязанным черной повязкой глазом знаменитого пирата – Капитана Зеро.

- Добрый день, господа полиция! У вас на траверзе – четыре грузовых корабля, будете меня обстреливать – собьете и их!

Тут вспомогательный сегмент погас, корабль стремительно взлетел.

Майор бросился к пульту связи и начал отдавать команды полицейским катерам на преследование.

- Уйдет, - покачал головой я. – Вставляйте вашу карту допуска!

 Что? – растерялся майор.

- Запуск ядерной ракеты! Вставляйте вашу карту допуска, я вставлю свою.

- Но он же сказал – рядом четыре грузовых корабля!

- Верно. Мы должны пристроить ракету сразу за кормой его корабля и как только расстояние от грузовиков станет больше 100 км, тут же ее взорвать!

- Э-э-э… я не имею права… нужна санкция галактического прокурора…

- Уйдет – ответственность будет на вас! – взревел я начальственным басом.

Майор несколько схлынул с лица, но вставил в пульт карту доступа.

Я вставил свою и нажал «Старт», а затем «Ручное управление».

- Что вы делаете? – поразился майор.

- Учитесь!! Совсем заржавели в вашем захолустье, - процедил я сквозь зубы, внимательно управляя стартом ядерной ракеты. Ракета спокойно обогнула первый космический грузовик, вильнула в сторону перед вторым и резко ускорилась за третьим.

А вот и «Дюна». Корабль запустил противоракету, я этого ожидал и выполнил маневр уклонения.

«Дюна» выпустила вторую противоракету, я был готов и резко в несколько раз увеличил скорость ядерной ракеты.

Моя ракета долетела до «Дюны» и мы увидели вспышку ядерного взрыва.

- Уффф… - вытер пот со лба майор Никкен. – Блестящая работа, поздравляю вас!

- Ерунда, - пожал плечами я. – кстати, надеюсь, вы не думаете, что этот пират уничтожен?

У майора отвисла челюсть.

- Но… мы же видели – «Дюна» взорвалась!

Я вздохнул. Ну олухи, что сказать.

- Дайте проекцию последних секунд перед взрывом в увеличении 200 раз и замедлите в 100 раз, - велел я киберсистеме.

На основном экране возник корабль. Вдруг из него стремительно – даже для 100-кратного замедления – вылетела какая-то серебристая точка и быстро удалилась за пределы экрана, после чего ядерная ракета достигла корабля и произошел взрыв.

- Видите? Пират не дурак, предусмотрел такую ситуацию и сбежал на ускоренной спасательной капсуле.

- И где она сейчас?

- А вот это я не могу сказать, при таком малом размере она вполне может проскользнуть мимо полицейских сенсоров и приземлиться за пределами городского купола. Так что Капитан Зеро – где-то на планете! Собственно это и есть моя миссия – я прибыл защитить планету от галактического проходимся и, по возможности, поймать его и посадить под замок!

 

Полицейский аэробот с мигалкой привез меня в здание банка «Аэро Банк Де ГрандиозоУнд Фантастик».

Встречать такую важную персону, как полковник Галактической Полиции, вышел сам директор планетарного отделения, мистер Спарри.

- Добрый день, господин полковник! Какое счастье, что вы на планете. Но как плохо, что у нас появился Капитан Зеро, вы уверены, что сможете обезопасить наш Хрустальный Фестиваль от поползновений этого мерзавца?

- Добрый день. Для нас добрый, для Зеро злой, - пошутил я. – Он уже потерял свой космический корабль, скоро и сам попадет под мой замок.

- Это прекрасно! – расцвел улыбкой директор. – Сейчас я провожу вас…

- Нет-нет, в офис не надо, - пренебрежительно взмахнул рукой я. – Я хочу ознакомиться с вашей системой безопасности.

- Ну э-э-э-э… - протянул неуверенно директор.

- Я понимаю, что у вас есть закон – никто посторонний не имеет права знать коды доступа и просто заходить в секретные помещения. Но ситуация необычная – ни на одной планете, как вы знаете, местные силы не смогли остановить Капитана Зеро. Это могу сделать только я, полковник Галактической Полиции! – произнес я с нажимом.

- Но правила…

- Правила пишут для стандартных ситуаций. Сейчас же ситуация выходит за рамки стандартной. Вы не хотите, чтобы вас обчистили, унеся все 25, стоящие 100 миллиардов галактических кредитов, хрустальных Галактических Глаз?

- Конечно, не хочу! – испугался директор.

- Так вот, поймать Зеро можно одним-единственным способом – заманив в ловушку! И ваш банк должен стать такой ловушкой! То есть – никаких изменений снаружи, но в следящие системы я введу своих микророботов, и в нужный момент ловушка захлопнется! Это – технологии не вашей планеты, Зеро не ожидает их здесь встретить и поэтому может попасть в ловушку.

В разговор вступил начальник безопасности банка, незаметно вошедший в кабинет директора, куда мы прошли во время разговора. Мой чемодан с инструментами, вылетевший вслед за мной из аэробота полиции, также следовал за мной, находясь в воздухе на высоте 1 метра.

- Никто и никак не сможет взломать наши коды! Никто и никак не сможет прониункть в подвалы на глубине 100 метров! – пробасил он.

- А Зеро и не будет проникать в подвалы. У вас же фестиваль? Во время фестиваля Хрустальные Глаза будут вынесены на всеобщее обозрение. И в какой-то момент будут подменены на фальшивые! Именно так Зеро действовал в Музее Древних Миров на Аппанитах и подменил знаменитейший Алмаз, Исчезающий-в-Нуль-Время.

Эта скандальная история совсем недавно прогремела на всю Галактику, так что директор вполне был в курсе, только, возможно, забыл подробности.

- Ох… а мы и не знали об этом…

- Ну, возможно, такие подробности по мыслевидению и не рассказывались, но я-то знаю.

Директор совсем стушевался, начальник безопасности пожал плечами.

Но боязнь потенять огромную сумму, в результате чего банк скорее всего лопнет, перевесила здравый смысл и должностные инструкции, и директор сказал:

- Хорошо, Ивен, проводите полковника фон Шварцеграббера в помещения охраны, наблюдения, посты..

- В само хранилище тоже обязательно, - вставил я.

- А это зачем? – подозрительно спросил начальник безопасности банка

- Затем, - менторским тоном сказал я, - что за Капитаном Зеро числится и такое преступление – он запустил горнопроходческого крота на глубине 300 метров под искомым военным объектом, а затем дезинтегратором проделал вертикальную пустоту диаметром 1 метр прямо в секретное помещение! Так что я хочу посмотреть своим секретным прибором, действительно ли так хорошо защищено дно, то есть пол вашего хранилища!

Мы прошли в помещение охраны. Я внимательно осматривал охранные системы, тем временем вылетевшие из моего каблука микророботы спокойно внедрялись в цепи управления системой охраны.

Затем мы прошли в шлюз, отделяющий разные секции банка, и ряд шлюзов для распределения туннелей для моментальной доставки капсул с охранниками в любую точку огромного здания. Это они хорошо придумали – не будет же охрана бегать пешком в коридорах между посетителями! Нет, охрана по тревоге садится в капсулы по 5 человек, и капсулы по тайным туннелям очень быстро доставляют людей в нужные точки, после чего охранники буквально вываливаются из стен!

Я внимательно осмотрел все 14 основных туннелей, во всех в систему доставки внедрились мои микророботы.

Затем мы перешли в подземные хранилища. Да, туда проникнуть очень непросто – двери представляли собой огромные, в 3 метра диаметром, стальные бляшки весом в 10 тонн, которые медленно откатывались по команде компьютера, но могли моментально закатиться обратно и перекрыть проход, так как откат в сторону производился с подъемом пола.

- Тут даже Бетмен с Суперменом не пройдут! – похвалился директор.

- Да-да, конечно, - рассеянно подтвердил я.

- Ах да, я помню, вы сказали – он попытается их подменить… но… что же в таком случае вы сделаете?

- А это секрет. Вдруг сейчас он нас с вами слушает, - улыбнулся я.

- Исключено, - решительно возразил начальник безопасности.

Я пожал плечами.

- А вдруг на Капитана Зеро работает ваш начальник безопасности? Нет уж, секреты Галактической Полиции останутся у Галактической Полиции.

Несмотря на возмущенный взгляд начальника безопасности, мы продолжили осмотр.

А вот и пол самого нижнего этажа. Да, тут бетонная «подушка» толщиной 10 метров! Действительно, для местных партизан пробить такое – недоступно. Но для военного дезинтегратора – конечно «семечки».

- Так, - сказал я. -  на полу нет совершенно никакой сигнализации. Понятно, что обычному кроту 10 метров бетона не пройти, но дезинтегратору – запросто.

Значит, я сейчас установлю свои собственные датчики, ну а вы – по желанию, можете ставить датчики, можете не ставить – ловить-то Капитана буду все равно я.

Я открыл свой чемодан, висящий в воздухе, и начал устанавливать прямо на пол некие датчики и приборы.

Установив их в четырех камерах, где в сейфах хранились искомые 25 Хрустальных Глаз, мы начали подниматься наверх. Микророботы, вылетевшие из моего левого каблука, поочередно докладывали об успешном внедрении в охранные системы сейфов.

Тут начальник безопасности нахмурился и что-то сказал на ухо директору.

Директор посмотрел на меня.

- Разумеется, - сказал я – я не только установил аппаратуру на пол, а и повесил прямо в воздухе посреди камеры наблюдающего робота! Я же не знаю момента подмены – вдруг Капитан Зеро внедрит управляющий модуль в голову непосредственно сотрудника банка, который начнет выносит Хрустальные Глаза на фестиваль!

Директор стушевался, но начальнику безопасности такое мое заявление очень резко не понравилось.

Но снявши голову, по волосам не плачут – раз уж директор банка принял решение допустить полицейского полковника во все системы охраны, один лишний робот в воздухе уже ничего не решает.

Поднявшись обратно наверх, мы распрощались, я сел в полицейский аэробот, мой чемодан залетел вслед за мной, и мы отбыли.

 

Отель «Сесненска Плаза», номер люкс.

- Я пройдусь по городу, поизучаю обстановку на месте, так сказать. Нет, сопровождать меня не надо.

Я в гражданской одежде вышел в город. Да, это богатый район, на планете, бедной водой, богатство это выражалось в огромном числе фонтанов, почти на каждом перекрестке.

Управляющий роботами трипьютер в моем затылке доложил:

- Микророботы в банке завершили свою работу. За нами сейчас ведется наблюдение – два аэроглаза полиции, один местной мафии и один неизвестной принадлежности.

Ладно, покажем им всем финт ушами.

Я шел, разглядывая голографические витрины, зашел в магазин запчастей, поглазел на витрины, спросил продавца о цене на ведущую шестеренку для подкованной блохи, поцокал языком, покачал головой, вышел. Зашел в соседний магазин одежды, меняющей свой вид в зависимости от температуры, примерил два пиропальто, которые при резком прыжке выстреливали хлопушками с конфетти из рукавов, примерил рубашку, изображающую мускуы Супермена на руках, вышел.

А вот и бордель.

Называется он, конечно, массажный салон.

Чудесно. Я спустился на нижний этаж и заказал тайский массаж.

Пошептавшись с девушкой-массажисткой и обрадовав ее крупной купюрой галактического кредита, я мысленно спросил у своего трипьютера в затылке – где аэроглаза?

Он ответил: - один полицейский остался у входа, второй залетел, но сейчас изучает надписи и рекламу в фойе, глаз мафии находится в этой комнате, неизвестный глаз – тоже.

Я вошел в раздевалку и предпринял меры: повесил шумодав, силовое поле и активировал карманный лазер. Проделав в полу лазером круглую дыру, спрыгнул вниз, на подвальный этаж, оставив за себя фантоматор.

Находясь внизу, прикрепил к вырезанному деревянному кругу карманный гравитрон, вырезанный кусочек тихо поднялся и вставился на свое место, как будто никто ничего и не вырезал.

Фантоматор создал за ширмой плотное изображение раздевшегося человека.

Тут трипьютер доложил мне, что оба аэроглаза залетели за ширму, посмотреть, что там такое. Ну и чудесно – они увидят только аккуратно сложенную одежду.

Ага, вот и третий аэроглаз – полицейский – появился в комнате с массажисткой.

Фантом, созданный фантоматором, прошел к кушетке и лег на нее.

Разумеется, массажистка на ощупь прекрасно определила, что это не реальный человек, а уплотненный фантом, но затем ей и деньги дадены были, чтобы молчала и делала вид, что совершает массаж человеку, а не фантому.

Чудесно, пусть аэроглазаглазеют на тайский массаж – вот аэроглаза отличить фантом от человека не смогут, если конечно не влетят случайно внутрь изображения.

Я изменил облик, одев другой парик, утолщив щеки, надев на нос более крупный нос, загнутый в конце к тому же, и вставив в глаза линзы другого цвета.

Выйдя из подвала в какой-то проулок, пошел делать свои дела.

А именно – выкраденные Хрустальные Глаза нужно поместить в магнито-непроницаемые сейфы, значит такие сейфы надо заказать, заказать транспорт который повезет эти сейфы, внедрить в светофоры на аэроперекрестках своих роботов, чтобы те перекрывали нужные потоки транспорта и давали дорогу моему транспорту, и еще кое-какие дела.

Только я вернулся обратно и собирался нырнуть в подвал, чтобы вернуться в комнату с массажисткой, как трипьютер в моем затылке мысленно доложил:

- Человек, у которого мы только что заказали магнито-непроницаемые сейфы, сейчас общается с неким боссом мафии. Судя по разговору, он собирается нас кинуть.

М-да. Безобразие. Обнаглела мафия, придется преподать ей урок.

Я снова изменил личину в подвале, вышел, поймал аэрокси и прилетел на крышу здания, в котором располагался предполагаемый босс мафии.

Проделав лазером дыру в потолке чердака, я проник внутрь и огляделся.

Выпустив из правого каблука облако микророботов. Я подождал, пока они рассеются по этажу, спустятся ниже и доберутся до кабинета босса.

Итак, два охранника спят прямо подо мной. Я тихо спустился на один этаж, просунул в замочную скважину трубочку баллончика с газом и напустил сонного газа. Отлично, это в ближайшие два часа не проснутся.

Далее. Двое за стальной дверью.

Микроробот залетел в замок, поковырялся, и дверь стала открываться. Я включил магниты в ботинках и встал на потолок перед открывающейся дверью. Из двери высунулись дула автоматов двух охранников. Я тихо выпустил парализующие иглы, и еще двое повалились на пол.

Дальше я спокойно прошел по коридору, велел трипьютеру в затылке изобразить над моей головой рога Абвилиптуса – это местный дьявол, он же динозавр – и открыл двери в кабинет босса.

Охранник открыли ураганный огонь, но передо мной возник силовой щит и отразил все пули. Лучевого оружия у них не было.

Босс вытаразил глаза, узрев Абвилиптуса.

- Слушай сюда, - сказал я измененным голосом, - если ты еще раз вмешаешься в дела Боэро де Капентуса (под таким именем я арендовал магнито-непроницаемые сейфы), тебе не только крышка, тебя растворят в кислоте и скормят насильно твоим родным, после чего те тоже подохнут!

После чего я небрежно взмахнул рукой, и все трое охранников без звука повалились на пол.

Босс схватился за рацию, нажал там какую-то кнопку, и прямо из стены в меня полетела ракета. Трипьютер, находящийся в моем затылке, перехватил управление ракетой, и она вылетела в окно.

-Так-так, хочешь, ракета твоя полетит к твоим родным? – зловеще спросил я.

Босс оказался несговорчивым. Он нажал еще какую-то кнопку… впрочем, трипьютер уже предупредил меня – под потолком замаскирована ловчая сеть из сжимающихся металлических чешуек. Я отпрыгнул в сторону, сеть упала на валяющегося охранника и сжала его.

Ничего не поделаешь, этого босса придется прикончить.

Я взмахнул рукой, и в босса мафии, метнувшегося к замаскированному сейфу, настигла иголка с ядом.

Кода босс упал, я подошел, взял телефон и набрал последний номер.

- Да, босс? – услышал я голос.

- Это не босс. Это Боэро де Капентус. Не надо меня обманывать, все, кто меня обманет – умирают… босс твой уже валяется дохлым.

Я выключил телефон и выбрался на крышу, откуда начал свой путь. Перепрыгнув на соседнюю крышу, я нашел слуховое окошко, залез туда и спустился вниз. На ближайшем перекрестке поймал аэрокси и вернулся к подвалу массажного салона.

Трипьютер доложил:

- Вмассажной остался один аэроглаз: неизвестный. Аэроглаз мафии и аэроглаз полиции улетели через полчаса после начала массажа.

М-да. Кто же этот неизвестный, все-таки?

Я мысленно велел фантому встать и пойти в раздевалку.

Сам тем временем вернул свой облик, выключил гравитрон, вынул кусок вырезанного деревянного пола, залез в раздевалку и выключил фантоматор.

Трипьютер доложил:

- Неизвестный аэроглаз приближается к раздевалке!

Вот наглый какой-то. Но самый главный момент – когда я вылезал из дыры в полу – он уже пропустил. Так что черт с ним.

Я оделся, поблагорадил массажистку и вышел из массажного салона.

Прилетев в «Сесненска Плаза», я вернулся в свой номер. Не успел надеть домашний халат как трипьютер доложил:

- В фойе отеля какой-то неизвестный громко кричит, чтобы его пропустили к полковнику Кройзу фон Шварцеграбберу, а его не пускают.

Хм… странно, о моем прибытии по мыслевидению не сообщали, откуда он узнал, и кто это такой вообще?

Кто на планете знает, что прибыл полковник Кройз фон Шварцеграббер? Полицейское управление, чиновники полиции. Несколько банкиров, так как их конкретно касается – ну, может коснуться – работа Капитана Зеро и соответственно их из полиции известили о начале операции.

Может, это один из банкиров? Нет, они не будут орать и ругаться в фойе, они пойдут официальным путем, пошлют запрос о встрече в полицию.

Любопытство перевесило, и я спустился в фойе.

Вовремя я спустился – неизвестного в приличном костюме с галстуком в клеточку уже выталкивали за двери.

- Стойте! – сказал я. - Что хочет этот человек?

- Это местный псих, - ответил портье. – Он уже год кричит и журналистам, и всем, кто его слушает – катастрофа грядет! Катастрофа! Идиотик, короче…

- Катастрофа грядет! – заверещал от дверей неизвестный. – Катастрофа!!

Ой… Ну вот только психов мне не хватало… однако – этот псих узал откуда-то о моем прибытии! Вот это надо узнать.

- Не вонуйтесь, я сам разберусь, псих или нет,- сказал я. – Уважаемый, пройдемте ко мне!

- Вот спасибо! Я так и знал, что такой положительный полицейский, как фон Шварцеграббер, не может не выслушать особое мнение!

- Что заособе мнение? – спросл я, поднимаясь в лифте вместе с неизвестным. – И кто вы такой?

- Я – доктор парафизики Антуан де ла Кастаньета! Возможно, вы читали обо мне в физическом журнале за прошлый год? Это я обнаружил явление стохастической триангуляци медведок при хаотическомплазмировании релятивистского бетатрона!

Мысленно задав вопрос трипьютеру, я получи утвердительный ответ – да, есть такой доктор и да, публиковался в местном планетарном физическом журнале. Хм, ну и что?

- Откуда вы знаете о моем прибытии на планету? – строго спросил я, прерывая словоблудие профессора, который, вероятно, решил изложить мне весь список своих статей.

Профессор споткнулся.

Мы вошли в мои апартаменты.

Робот-дворецкий подал профессору бокал памшанского, но профессор отвел рукой бокал в сторону.

- Местную Академию наук информировали о вашем прибытии, ну а когда меня из Академии выгнаи, я внедрил свой жучок в почтовый сервер.

- А за что выгнали, – немедленно спросил я.

- Вот! – патетически воздел руки Кастаньета. – Об этом я и хочу предупредить! Местные ученые начали очень опасный эксперимент! Очень опасный! Он грозит гибели всей планете!

Тьфу елки-палки, похоже действительно сумасшедший. Перезанимался наукой…

- Так, вы учтите, что я полицейский. Не рядовой-тупой, конечно, но и не ученый. Помедленее и поспокойнее, как если бы вы рассказали… ну допустим, своей 12-летней дочке.

-Уф… - выдохнул Кастаньета. – Да, вы правы, я привык обаться с учеными, студентами,  мне не пришло в голову, что другие люди могут просто не понимать то, что я говорю… хорошо. Секунду, соберусь с мыслями… Ага, вот. Вы знаете, что все планеты состоят из молекул?

- Знаю.

- А что молекулы состоят из атомов?

- Знаю.

- А что атомы состоят из кварков?

- Знаю.

- А что кварки состоят из бозонов Юргенса?

- У-у-у. А разве это не секретная информация?

Профессор выглядел растерянным.

- Ну-у… - протянул он. – Может, и секретная, но вы-то можете знать!

- Я-то знаю, но если вы направо-налево будете кричать о бозонах Юргенса, вас привлекут к уголовному преследованию за раскрытие секретной информации, то есть к измене планете!

Профессор замолчал.

- Ну, хорошо, я не кричу направо-налево, как вы изволите выразиться. Я только вам говорю.

- Отлично, - подбодрил я. – И что там дальше с бозонами?

- А то, что местные ученые… особенно ВасисуалийПупкинзон, черт бы его задрал, придумал способ заставить бозоны вступать в реакцию спорадического распада!

- Тут моих знаний не хватает. Ну распада, и чего?

- Хм… Уфф. Ну хорошо. Вы знаете, как устроена ваша ядерная ракета, который вы вчера сбили корабль Капитана Зеро?

- Ну конечно знаю!

- А как происходит ядерная реакция?

- Тоже знаю.

- Так вот, напомню: для ядерной реакции нужна определенная масса урана. После чего начнется реакция цепная – ключевое слово цепная – значит распад одного атома вызовет распад двух, они вызовут распад четырех, далее 8, и за секунду высвобождается вся энергия уранового заряда!

- Да, это я знаю.

- Так вот, я посчитал последствия тех условий, которые создает Пупкинзон – бозоны начинают вступать в термоядерную реакцию синтеза!

- Ну так это хорошо, это будет более дешевая электростанция например! – сказал я.

Кастаньета стукнул кулаком по подлокотнику.

- Как вы не понимаете! Ядерная реакция кончается когда? Когда кончается ядерное топливо в бомбе. А бозоны Юргенса при взаимодействии в тех условиях, которые создает Пупкинзон, уплотняют среду перед собой! То есть – два бозона вступили в реакцию – уплотняется среда вокруг – сразу вступают восемь соседних – уплотняется среда – вступают 64 более дальнего круга и так далее!

- Ну и что? – я все-таки ничего не понимал. Это очень тонкие знания по параллельной физике, у меня есть только самые общие сведения.

Профессор вскочил и забегал по комнате.

- Сядьте, - неприветливо сказал я, - и объясните доступно.

- Ядерная реакция прекращается, когда кончается ядерное топливо. Но из бозонов Юргенсасостоит по сути вообще вся планета!! Если пойдет цепная реакция – ключевое слово цепная – взорвется вообще вся планета!

- А-а-а-а-а! Вот теперь понятно. Но он что, ваш Пупкинзон, идиот или самоубийца?

- Так он считает, что создав мощное силовое поле. Прекратит цепную реакцию, и что это не просто, а очень просто!

- А вы не согласны?

- Не согласен.

- Почему? Но вообще вам надо было обратиться не ко мне – я на таком уровне все-таки не имею знаний, тут я как свинья в апельсинах. Обратитесь в Академию Наук!

- Я и обратился. А они меня за это выгнали. Из Академии. И лишили звания Академика. Вот.

- М-да…

- Дело в том, что бозоны Юргенса располагаются в 16-мерном поле, которое вообще нельзя изолировать на 100% от других бозонов. Силовое поле изолирует только широко известные ам три измерения. А уплотнение среды возникает в 16-мерном пространстве!

- И что ответил вам Пупкинзон на это возражение?

- Ничего!! Просто сказал, что я дурак.

- Посидите тихо, я все-таки поищу в библиотеках разных планет нужные сведения.

Профессор замолчал, только левая рука его выбивала дробь пальцами по подлокотнику кресла. Но мне это не мешало, подлокотник был мягкий и глушил эти звуки.

Я мысленно велел трипьютеру вывести общие сведения о бозонах Юргенса и об реакции уплотнения среды.

Сведений оказалось очень мало.

Но меня очень смутило то, что в одной из статей – пять лет назад – один из земных ученых в ответ на вопрос корреспондента – почему исследования бозонов Юргенса идут так медленно – это же прекрасный источник мощнейшей и дешевой энергии можно сделать - сказал: «Дело в том, что мы не знаем, как развивается уплотнение в 16-мерной среде. Поэтому даже разместив лабораторию на Луне, не может быть уверены, что реакция уплотнения не вырвется из лаборатории, не распространится на всю Луну и более того – не перекинется на Землю!»

Плохо дело. Если такие опасения действительно высказал не один псих, сидящий передо мной, а вполне известный, уважаемый и авторитетный ученый, то работа Пупкинзона попахивает авантюрой.

- Хорошо, я свяжусь с Академией Наук Земли и посмотрю, что они скажут, - решил я. – Спасибо вам за информацию, она может действительно оказаться полезной.

Я пожал руку вставшему профессору и захотел проводить его до дверей, но профессор остановился и сказал:

- Вот, это датчик уплотнения среды. Это моя персональная разработка, существует в единственном экземпляре. Если вы увидели, что замигает эта красная лампочка – нажмите вот тут кнопку, и лампочка сменился цифрами. Сейчас цифры равны примерно 39 – это естественное состояние плотности бозонов Юргенса. Если цифра станет увеличиваться до 55 – это плохо, но кстати при солнечным протуберанцах она тоже увеличивается, так что непонятно, Пупкинзон ли начал опасный эксперимент или это протуберанец на солнце. А вот если начнет быстро расти до 99 и выше – бегите, хватайте космической корабль и телепортируйтесь прочь как можно ыбстрее! Через 5 минут будет большой бум, и планеты не станет!

- А почему вы даете этот датчик мне?

- Потому что мне некуда бежать  никто не выдаст мне космический корабль. А вы сможете – в конце концов угнать – и доложить остальной Вселенной, что тут произошло!

- А-а, понятно. И обязательно упомянуть ваше имя – и туманность, возникшая на месте планеты, будет носить имя Туманность Кастаньета!

- Не надо так шутить! – обиделся профессор и ушел.

 

Прекрасное утро солнечного дня. И неважно, что солнце тут заметно желтее - когда город накрыт куполом, внутри отличный воздух, особенно в богатом квартале, полном парков и контрольный воздушных станций, под куполом висит фальшивая радуга, с лужайки доносятся голоса резвящихся детей.

Ну-с, плотоядно потер руки я, сегодня сокровища Хрустальных Глаз должны поменять хозяина!

Одев положенную по статусу форму полковника Галактической Полиции Кройза фон Шварцеграббера, я вышел из отеля, взял аэрокси, по дороге перепрограммировал его так, что в отчете он полетит за пределы купола, в ближайший борхвистовый лес. Пусть думают, фон Шварцеграббера устраивает там засаду на Капитана Зеро и гадают, почему именно в лесу и почему именно в этом месте.

Реально же, аэрокси высадило меня на крыше супермаркета, где я зашел в кабинку, выпустил из каблука микророботов для отключения тайного наблюдения за кабинкой (пусть думают, что видеокамеры сломались), и принял свой настоящий облик – Капитана Зеро.

Одев зеленую маску – это мой юмор такой, подглядел такую маску в древнем фильме, еще когда не открыли мыслевидения – «Фантомас», я взял другое аэрокси, сразу забив там камеру наблюдения помехами, и полетел в присмотренный накануне заброшенный дом на окраине. Временно он должен стать моим штабом операция изымания Хрустальных Глаз.

Отпустив аэрокси, которое тоже послало ложный сигнал диспетчеру о том, что высадило пассажира в совсем другом месте, я спустился в подвал, усыпив по пути парочку бомжей – пусть хорошо отоспятся и мне не мешают – и закрыл железную дверь.

Тут не работала электроника, ибо здание давно было отключено от электросети, так что пришлось пристроить к двери небольшой доводчик с автономным питанием.

- Ну-с, приступим! – сказал я сам себе, сев за терминал, доставленный вчера по моему заказу.

Подключившись к рассеянным мной накануне датчикам наблюдения и выведя их изображения на большой экран, поделенный на 16 фрагментов, я отдал мысленную команду трипьютеру в моем затылке – поехали! Как сказал великий Гагарин.

Рипьютер начал работу.

Внедренные мной накануне микророботы в камерах хранения «Аэро Банк Де ГрандиозоУнд Фантастик» начали работу.

Для начала, система безопасности сообщила диспетчерам, что начинает самотестирование. Под видом самотестирования медленно откатились огромные железные двери, и тележки с 25 Хрустальными Глазами спокойно выехали в коридор.

Датчики в коридоре также «занимались самотестированием», то есть передавали дежурным не реальную картинку, а картинку пустого коридора, передаваемую моимимикророботами.

Взадним воротом подъехал аэромобиль «Сантехника».

Никто в банке не обратил на него никакого внимания, так как этот аэромобиль подъезжал туда каждую неделю. Но на этот раз этот аэромобиль двигался под моим управлением и вез точно такие же тележки с точно такими же Хрустальными Глазами, только фальшивыми. Тележки с фальщивыми Хрустальными Глазами выгрузились и поехали по пути, рассчитанном мои трипьютером так, чтобы не встретить сотрудников охраны и дежурных.

Охранники лениво шагали по коридорам периметра банка. Тележки тихо заехали в подсобное помещение, дверь в которое открыл еще один мой микроробот, внедренный вчера туда, пока мы с директором банка шли по коридору. Охранники прошли мимо. Дверь снова открылась, и тележки поехали дальше. Они выждали за углом, когда в лифт войдет менеджер и еще один охранник, и только тогда подъехали к свободному лифту. У следующего лифта, прибывшего на этот этаж, должны были открыться двери, но трипьютер задержал их открытие на 2 секунды. Достаточные, чтобы тележки полностью въехали в нужный лифт и его двери закрылись.

Лифт должен был сообщить «несанкционированный проезд в подвальные этажи», но он этого не сделал, так как мой микроробот контролировал его тоже.

Тележки с фальшивыми Хрустальными Глазами поехали к камерам хранения, а тележки с настоящими Хрустальными Глазами – им навстречу.

И тут случилось непредвиденное. Из бокового коридора вышел какой-то придурок, который то ли спал там, то ли ассистентку лапал… в общем, вышел, широко раскрыл глаза и уставился на две группы тележек, едущие навстречу друг другу.

Любой другой грабитель тут бы и попался, но только не Капитан Зеро!

Я тут же отдал приказ висящему в воздухе микророботу, тот стремглав бросился к шее придурка и уколол снотворным.

- Трево…!!! – попытался выкрикнуть тот, даже потянулся к кнопке тревоги, но моментально действующее снотворное свалило его с ног, и он захрапел богатырским храпом.

Видеодатчики коридора, контролируемые моимимикророботами, отфильтровали эту секунду, и на экранах наблюдения продолжалась тишь, гладь и благодать.

Вот тележки разъехались, фальшивые Хрустальные Глаза заехали в камеры хранения и установились на своё место в сейфах. Настоящие въехали в лифт и стали подниматься.

И тут… Черт, не всё так просто, как кажется издали.

На пульте охраны взревела тревога!

Как!? Откуда!? Ведь все датчики вчера мной были обнаружены и взяты под контроль моими микророботами!

Но я, великий Капитан Зеро, и такой вариант предусмотрел! Вот какой я молодец!

В совсем противоположном конце здания тут же взорвался копировальный аппарат и начался пожар.

На диспетчерском пульте микроробот задвинул в сторону первое сообщение о причине тревоги, и появилось крупно: «ПОЖАР В ЗДАНИИ»

Автоматика подключила системы пожаротушения, куча охранников с разных сторон побежала в сторону горевшей комнаты, это было внутреннее помещение и посетителей там не было.

Тем не менее, в других помещением сработало предупреждение «Внимание! По техническим причинам просьба немедленно покинуть здание!»

Менеджеры засуетились и стали выводить клиентов.

Тем временем тележки с настоящими Хрустальными Глазами прибыли на 1 этаж. Лифт постоял с закрытыми дверями, пока мимо не протопали все группы охранников…

А это что такое? Двое охранников остановились возле лифта!

Я напрягся. В этом месте у меня не висело в воздухе ни одного микроробота.

А, вот в чем дело! Из другого лифта вышел какой-то важный чиновник  быстро пошел прочь по коридору. Охранники потопали за ним.

- Фу… - облегченно выдохнул я.

По команде трипьютера тележки выехали из лифта и двинулись в сторону аэромобиля «Сантехника»

Так, надо же разобраться, в чем дело! Я спросил у трипьютера:

- Что за сигнал был перед пожарной тревогой?

- В лифтовой шахте были встроены магнитно-резонансные датчики!

Ты смотри, какие перестраховщики! Ну в принципе понятно, если в банке хранится очень-очень дорогие сокровища.

Но тогда стоп!

Если они есть в лифтовой шахте, то могут быть и в шлюзе черного хода!

Я загнал тележки в подсобное помещение. Вывел из соседнего подсобного помещения мелкого робота-уборщика и велел ему поместить в свой мусороприемник один Хрустальный Глаз.

Робот переместил один Глаз с тележек в своё нутро и поехал в сторону шлюза к аэромобилю «Сантехника».

Как только робот въехал в шлюз, безо всякого предупреждения из скрытых за стенами ниш раздались массированные выстрелы, изрешетившие робота-уборщика насквозь.

А вот это плохо.

Этих датчиков мойтрипьютер не видит и не знает, где они расположены.

Но что делать?

Обман вот-вот раскроется, как только кто-нибудь их дежурных за пультом охраны догадается посмотреть историю тревог за день.

Придется перейти к резервному, аварийному варианту!

На крышу банка приземляется угнанный мной полицейский аэрокар.

Звонок директору от имени фон Шварцеграббера:

- Я прибыл. Срочно проведите меня на место происшествия!

На крышу выходит группа охранников, из аэрокара выходит… мое изображение. Фантоматор на свету работает чуть хуже. Но пока никто из охранников не догадывается, что это фантом.

Охранники отдают честь, и тут фон Шварцеграббер, то есть его изображение, говорит (голос раздается из фантоматора):

- Ой! Я быстренько в туалет, что-то прихватило… - и бросается бежать.

Охранники удивляются, но… степенно следуют за фантомом, моментально скрывшимся за дверью ближайшего туалета для подсобных рабочих.

Пока охранников нет на крыше, на крышу поднимаются тележки с Хрустальными Глазами.

Перед окончательным подъемом мой микроробот, залетевший в шахту, направленным магнитным импульсом уничтожает все возможные датчики. Правда сам микророот расплавляется при этом, ну да черт с ним.

На пульте где-то в углу появляется надпись «Неисправность датчиков лифтовой шахты номер…»

Но дежурные всё еще заняты пожаром и сбоями в системе пожаротушения, которая постоянно пытается запустить мыльную струю в каждом втором помещении на клиентов. Директор орет на программистов, те разводят руками, но никаких подозрений не возникает – какой смысл вероятному преступнику не прятаться, а наоборот привлекать внимание постоянными срабатываниями системы пожаротушения?

Наконец тележки выехали на крышу, спокойно заехали в аэрокар полиции, аэрокар взлетел…

Теперь главное – быстренько посадить аэрокар, перегрузить тележки с Хрустальными Глазами в другое аэрокси, а кар полетит в свой гараж, где и числится стоящим в ремонте с утра…

Охранники стучатся в туалет. Наконец взламывают дверь – в туалете никого нет!

Где же только что прибывший фон Шварцеграббер?

Охранники наконец догадываются доложить об этом директору банка.

Всё, пора представляться.

Я звоню директору с защищенного канала, который проходит через 5 реальных телефонов.

Секретарь не хочет соединять меня – директор занят!

Я объявляю себя фон Шварцеграббером и требую срочно соединить

- Добрый день, господин директор!

- Добрый… а вы где?

- Собственно я звоню сказать, что день добрый только для меня, для вас он очень злой - ибо никакого фон Шварцеграббера не существует! Под этим именем я, Капитан Зеро, только что обчистил вас на 25 Хрустальных Глаз!

Как писал Гоголь, немая сцена.

Я кладу трубку.

Почитатели детективов могут сказать, что я поступил очень опрометчиво – теперь мне не выбраться с планеты!

Так вот нет – я заранее предусмотрел, как выберусь, а такие звонки составляют не меньше 50% удовольствия от совершенного обчищения мультимиллиардеров!

Деньги деньгами, а как невероятно приятно представлять рожу облапошенного мультимиллиардера, просто сказать не могу!

Делиться надо, как завещал очень известный религиозный деятель.

Да, а я ошибся в цифре – один-то Глаз остался в расстрелянном роботе-уборщике. Но не суть. 24 Хрустальных Глаза тоже отлично!

 

Только-только я собрался свернуть терминал и выбираться из подвала, откуда руководил операцией по изъятию Глаз, как заверещал датчик, оставленный мне профессором Кастаньета.

Я нажал кнопку и увидел цифру 54.

Плохо. Если, конечно, профессор не врет и не ошибается.

Тут по мыслевидению прошло объявление:

- Внимание! В связи с некими техническими неполадками, прибытие и отправление космический кораблей из космопортаАнкоратон временно прекращается.

О, а вот это совсем плохо. Космический корабль не может выйти в нуль-пространство прямо с поверхности планеты.

Ну собственно может, но при этом возникает такая огромная масса проблем, что лучше этого не делать.

Не говоря о том, что для этого нужен специально измененный блок телепортации корабля. На моей спейс-яхте таковой имеется, а на стандартных космических кораблях, на одном из которых я хотел удрать с планеты – нет.

Я свернул терминал, бросил на пол термогранату с замедленным действием (через 3 часа тут возникнет огромный пожар), вызвал аэрокси и улетел.

Послушал еще новости мыслевидения.

Какой-то корреспондент что-то узнал и начал разводить панику:

«На планету напала Ядерная Чума!! Профессор ЁжкинатаМариката только что заявил, что наблюдает изменение всех характеристик ядерных процессов в своей лаборатории! Если Ядерная Чума будет развиваться дальше, вскорости вся планета превратится в большой ядерный взрыв!»

Придется мне поработать санитаром и почистить планету от ядерной чумы, запущенной безумным Пупкинзоном.

Для начала я высадился возле дачи профессора Кастаньета.

Пройти через закрытые двери не составляло мне труда, и я узрел профессора в домашнем халате и тапочках, внимательно изучающего данные на мониторе.

- О! – только и сказал профессор, увидев меня.

- Космопорт закрылся.

- Что показывает мой датчик?

Я поднял руку и показал – на датчике было уже 56.

- Срочно летите в космопорт, угоните корабль – вы успеете!

- Не пойдет. А как же планета? Закон Галактической полиции – чтобы никто не остался обиженным! (это я выдумал тут же, на месте) Рассказывайте, как остановить Ядерную Чуму!

- Способа не существует! – завизжал Кастаньета. – Процесс запущен, и все больше и больше бозонов Юргенса вступают в реакцию!

- Думайте, думайте, вы же профессор, черт побери!

Профессор вскочил и заметался по комнате.

- Если бы у меня была лаборатория… можно было попробовать возвести биполярные стены вокруг процесса… - забормотал он. – Если бы процесс был однонаправленным, можно было попытаться запустить навстречу ему второй процесс слияния бозонов Юргенса…

Я послушал бормотания профессора пять минут и подумал: «Нет, этот умник решения быстро не найдет»

Послушаем теперь Пупкинзона.

Я ушел от Касатаньета, сел в аэрокси и полетел в сторону лаборатории Пупкинзона.

Собственно адреса лаборатории в информе не было, но Кастаньета подсказал, где она может быть.

Пришлось приземлиться далеко от расположения лаборатории, ибо мойтрипьютер предупредил: «Заметил охранную систему. Стреляет ракетами по нарушителям периметра без предупреждения»

Так, и что теперь делать?

Мой чемодан вылетел вслед за мной, но он был слишком мал, и настоящий дезинтегратор туда не поместился. А то можно было бы быстро проделать подземный ход.

Так, стоп, а неужели в лабораторию не ведет ни один тайный ход?

Я выпустил из своего каблука пару микророботов и отдал приказ просканировать близлежащее поле перед решеткой периметра.

Через минуту поступил отчет: «найдено три подземных хода. Первый на глубине 20 метров, шириной и высотой два метра, чувствуется наличие мощных магнитных полей. Второй на глубине 42 метра, никаких полей не чувствуется. Ширина и высота нестабильна. Третий – на глубине 12 метров, шириной и высотой 4 метра, чувствуется наличие мощных магнитных полей. Имеются шлюзы.»

Так. Ближе всего – на глубине 12 метров. Скорее всего грузовой. Но… даже если там нет людей, может быть установлена система свой-чужой – во всё, что не передает нужного кода, будут выпущены снаряды. Как в шлюзе банка…

А вот третий вызвал у меня настоящий интерес. Судя по отсутствию полей, это какой-то заброшенный ход. Высота нестабильна – значит он местами обвалился… может, лучше не рисковать быть засыпанным и пойти через грузовой? Нет, слишком опасно.

Я перепрограммировал компьютер аэрокси, он взлетел на высоту 1 км, затем пошел в крутое пике, начал очень быстро вращаться вокруг своей оси и влетел в землю.

К счастью, земля была очень рыхлая, аэроксипроделало огромную наклонную дыру и по задумке должно было остановиться как раз возле тайного хода.

Я сбежал по дымящейся земле, следуя указаниями трипьютера.

Так, а вот и дно, а вот тут надо ткнуть… я вынул из летающего чемодана малый карманный дезинтегратор и направил рассеянный луч в указанную трипьютером сторону.

Через минуту перед моим взором открылся какой-то древний, поросший мхом, ход.

И действительно, местами он был сужен, местами потолок частично обвалился, но не полностью закрыл проход.

Я поспешил и через 20 минут, выбив ногой защитную решетку, вывалился в какое-то подсобное помещение. О, к тому же я выбил не только решетку, а и, похоже, заднюю стенку шкафа! Видимо лаз был прикрыт широким шкафом, значит о нем кое-кто знает.

Я открыл изнутри дверцы шкафа и выбрался в комнату.В это время в коридоре раздался вой сирены и голос:

- Внимание! Внимание! Прорыв внутреннего периметра! Срочная эвакуация персонала!

Я вышел в коридор. Слева направо бежало три человека в белых лабораторных халатах. Я побежал вместе с ними, догнал последнего, ухватил за рукав и прокричал, перекрикивая вой сирен:

- Где найти Пупкинзона?

Человек неопределенно махнул рукой и попытался убежать, но я удержал его.

Моя форма полковника Галактической Полиции, видимо, повлияла на него, и он закричал:

- Арестуйте Пупкинзона! Он занимается не разрешенными исследованиями! Опасными для планеты!

- Так где его найти?

Человек сказал:

- Пятый уровень, шестой сектор! – и вновь попытался убежать.

- Э, нет, так не пойдет, - сказал я, удерживая беглеца. – Имеете что-то предъявить – идемте со мной!

- Да сейчас тут всё взорвется! – занервничал человек.

Я вкобчил «тупого полицейского» и сказал:

- Согласно протоколу, для обвинения профессора вы должны написать две бумаги…»

Человек понял, что, чтобы от меня отвязаться, проще быстренько показать, где находится Пупкинзон. Мы побежали к внутреннему лифту, человек провел карточкой доступа и вскоре мы попали на пятый уровень, в шестой сектор.

Я успел увидеть, как куча людей забежала в огромный ангар, затем стены затряслись и раздался вой.

- Во гады! – вскричал мой сопровождающий. – Улетели на мощном грузовом аэрокаре!

- Где профессор? – гнул свой я.

- Да вот там должен быть, - показал рукой человек.

Я вновь потащил его за собой. Тот провел карточкой доступа, и дверь кабинета открылась

Вокруг большого стола, над которым вращалось голографическое изображение, метались три человека, один стоял в глубокой задумчивости.

Один из те, что метался, прокричал:

- Всё кончено!! Стабильность потеряна, масса нарастает бесконтрольно!! Это полная цепная реакция распада!!

Мой сопровождающий показал а стоящего:

- Вот это Пупкинзон!

Пупкинзон был не стар, но лыс, толст и обрюзг.

Я подошел к профессору и взял под козырек.

- Полковник Галактической Полиции Кройз фон Шварцеграббер. Ну-ка быстро рассказывайте, что у вас тут происходит!

- Не должна была произойти потеря стабильности… - задумчиво пробормотал Пупкинзон. – мы же влили в раствор немеряное количество стабилизирующей суспензии…

Я дернул его за рукав. Ну да, похоже, он спокоен не потому, что знает, что делать, а потому, что кроме интересной технической проблемы, его ничего в жизни не интересует.

Пупкинзон не сразу повернул голову и посмотрел.

- Что?

 - Полковник Галактической Полиции Кройз фон Шварцеграббер. Ну-ка быстро рассказывайте, что у вас тут происходит!

- А-а… ну… ситуация слегка вышла из-под контроля… но сейчас мы всё наладим… сейчас-сейчас… сейчас… сейчас…

Он подошел к стене, на которой была масса пультов с тумблерами, и защелкал ими.

- Ну-ка, а как теперь? – он вновь подошел к голографическому изображению, висящему над столом.

- Всё только хуже! – крикнул ассистент. – падает стабильность левозакрученных кварков!

- Правозакрученные кварки теряют спин! – поддакнул другой ассистент.

- Надо бежать! – панически воскликнула молодая ассистентка. – реакция становится неуправляемой!

Я спросил:

- А можно это всё выключить?

Пупкинзон вообще не отреагировал на мои слова.

Тогда я поймал ассистента и повторил:

- Как это выключить?

- Никак! – в голосе ассистента тоже проявились панические нотки. – Если снять стабилизирующее и ограничивающее поля, процесс просто моментально выйдет из-под контроля и случится взрыв, аналогичный взрыву 1000 самых мощных термоядерных бомб!

- Профессор, надо что-то делать! – я опять обратился к Пупкинзону.

Он отмахнулся от меня как от назойливой мухи, подошел к стене и начал щелкать тумблерами.

Но ассистенты, наблюдающие за реакцией, каждый раз говорили:

- Не останавливается! Растет! Превысило две допустимые нормы! Три допустимые нормы!

М-да… профессор явно упустил ситуацию из своих рук.

Вот – ученые! Завести-то они могут, заведут какой-то эксперимент, а как из него выходить, если он стал неуправляемым?

Ладно, придётся брать ситуацию в свои руки. Великого Капитана Зеро еще никто и никогда не взрывал!

Я велел ассистенту выключить защиту периметра, поднялся на крышу, сел в аэрокар и помчался к космопорту. Интересно, сообщил директор банка в Галактическую Полицию, что Кройз фон Шварцеграббер фальшивый полковник? Наверняка сообщил.

Но посмотрим, времени совсем в обрез, вернее его уже нет, рвануть может в любую секунду.

Появившись в зоне действия ограждения аэропорта, я связался с диспетчером.

- Полковник фон Шварцеграббер. Мне нужно немедленно проследовать к космическому грузовику «Аартын»

- Разрешаю, - после секундной заминки сказал диспетчер. Отлично, либо директор все-таки не сообщил… хотя такого не может быть… либо ему просто не поверили.

Подлетев к косморузовику, я выскочил из аэрокара на лету, приземлился на открывающийся пандус и бегом помчался в рубку. Трипьютер в затылке упорно трудился над взломом кодов доступа капитана, впрочем, поскольку корабль возил руду, они были не особо сложные и защищенные.

К тому моменту, когда я подбежал к капитанскому месту, трипьютер доложил: «Коды взломаны, можно работать»

Я врубил аварийный старт.

Из динамиков раздался голос:

- Диспетчер порта Анкоратон. Что вы делаете?

- Полковник фон Шварцеграббер. В лаборатории профессора Ппуикнзона началась опаснейшая неуправляемая реакция бозонов Юргенса. Я свяжу гиперполе этого грузовика с лабораторией и отправлю его в космос, иначе всей планете придется плохо!

Диспетчер был шокирован и замолчал.

Я на полной скорости подвел космический грузовик к лаборатории, которая уже не была видна – вместо лаборатории на местности крутился какой-то яркий синий шар, разбрасывая вокруг плазму. Его с трудом сдерживали стабилизирующие поля, который должны были вот-вот лопнуть. После чего в реакцию слития бозонов войдет вся планета  будет очень большой бадабум.

Я врубил отсчет гиперперехода через нуль-пространство через 10 секунд и вылетел из космического грузовика в аварийной капсуле, оставив в пульте управления грузовика несколько своих микророботов.

Через 2 секунды трипьютер сообщил: «Гиперполе не может включиться, так как бозонное поле нестабильно! Срабатывает аварийная защита!»

Я велел микророботу, оставшемуся на корабле, взорвать защиту. «Сделано».

Трипьютер сообщил: «Гиперполе перехода не может открыться, слишком нестабилен кварковый спин!»

Я велел другому микророботу, оставемуся на корабле, перевести всю энергию на гиперполе. «Срабатывает защита по напряжению – такое напряжение нельзя подавать, нуль-портатор перегорит!»

Я велел микророботу взорвать защиту. «Сделано»

На гиперполе корабля была подана вся энергия, корабль засверкал радугами, как мыльный пузырь на солнце, через секунду он влетел в синий шар бозонной реакции слияния и гиперполе телепортации раскинулось на километр вокруг.

К счастью, я был уже в 4 километрах от лаборатории.

Гиперперенос прямо с поверхности планеты запрещен потому, что на месте того, что было перенесено куда-то, возникает вакуум. То есть это аналог вакуумной бомбы. Так и вышло – на месте сверкающего синего шара возник вакуум, а потом мощнейший взрыв. Меня подкинуло на 10 километров вверх и здорово оглушило.

Но аварийная капсула не подвела, через секунду открылся парашют, и капсула спланировала на чистое поле.

Я, тряся головой (уши заложило), выбрался из капсулы и посмотрел в сторону лаборатории.

Ура! План сработал – нуль-телепортация нестандартной мощности захватила всю бозонную реакцию и унесла в открытый космос!

Планета может спасть спокойно!

Я вызвал аэрокси и спокойненько полетел к подвалу на окраине, в который загнал аэрокси с украденными Хрустальными Глазами.

«Все ли чисто?» - мысленно спросил я у трипьютера.

«Никакой активности не наблюдается», - ответил он.

Не подозревая ничего дурного, я открыл скрипучую наружную дверь подвала, спустился вниз, открыл внутреннюю дверь, включил свет…

Посреди подвала, постукивая каблуком по каменному полу, стоял настоящий полковник фон Шварцеграббер.

- Э-э… здравствуйте, - осторожно сказал я и скосил глаза. За моей спиной из ниоткуда появились (сняли невидимость, наверно) десять галактических спецназовцев, с направленными на меня разнообразными дулами. Трипьютер насчитал пулевой автомат, два лучевика, ловчую сеть, малый дезинтегратор, малый лазер, карманный фазер и еще одно оружие «определить не удалось».

- Так вот ты какой, северный олень… - задумчиво сказал фон Шварцеграббер.

- Простите, что? – переспросил я. «Трипьютер, активируй аварийный перенос!»

- Не включайте аварийный нуль-перенос, - заметилШварцеграббер. – здесь нестабильно поле Родена, вас размажет по молекуле по этим стенам…

- Да я как-то… пешком постою, - скромно сказал я. – А в чем, собственно, дело, уважаемый полицейский?

Фон Шварцеграббер поморщился.

- Ну дурочку-то не включай… вот думаю: арестовать тебя конечно бы надо. Но тут выясняется, что ты спас целую планету…

- Можно… - поедая его глазами, изобразил я неуверенность, - а можно мне… орден на пузо? – И стеснительно поковырял носком туфли пол.

- Планета бы дала, - доверительно сказал Шварцеграббер. – Да беда в том, что планету спас… я, полковник фон Шварцеграббер. Достаточно послушать записи в диспетчерской аэропорта!

- Ну знаете, ли полковник! – громогласно очень возмутился я.

- Знаю, знаю, - отмахнулся Шварцеграббер. – был такой древний герой в 20 веке, Володя Шарапов. И сказал он, что людей нужно судить по совести. Поэтому вот тебе мое предложение: я сейчас отпускаю тебя на все 4 стороны и не преследую… скажем… 24 часа. Хрустальные Глаза, само собой, уже едут обратно в банк, где были изъяты. Ну, а я получаю соответствующий орден за спасение планеты Друлл и становлюсь ее героем!

Ну что ты тут будешь делать! На чьей стороне сила, тот и решает. А сила сейчас на стороне полковника.

Таким образом, будем считать, что я просто провел интересный отпуск на планете Друлл.

За свой счет.

 

Конец эпизода 260.